Блог

Портрет ученого на фоне губернии, или молодые годы Ивана Полякова.

Портрет ученого на фоне губернии, или молодые годы Ивана Полякова.

16 февраля 2015 Комментарии (0)

                                                                                       

М.В. Константинов

(Забайкальский госуниверситет)

Т.А. Константинова

(Госархив Забайкалькальского края)

Портрет ученого на фоне губернии,

или молодые годы Ивана Полякова.

Иван Семенович Поляков, по рождению сибиряк, был замечательным ученым – путешественником, побывавшим во многих регионах России и странах мира. Им изданы достойные труды по зоологии, географии, этнографии, археологии. При жизни И.С. Полякова признавали и ценили, но потом почти совсем забыли. Образ его стерт, разорван на части и закрыт для общественности. Его имя осталось в 19 веке. На самом деле его вполне можно назвать сибирским Ломоносовым и признать за ним право на достойное место в истории науки.
Те, кто знаком с биографией Ивана Семеновича Полякова, непременно отмечают, что дата его рождения в публикациях представлена в трех вариантах – 1845, 1846, 1847 годы. Некоторые исследователи объясняли возникновение такой ситуации тем, что в юности Поляков мог прибавить себе год-два для того, чтобы поступить в учебное заведение. Нам удалось найти документ, точно указывающий на дату его рождения. Для этого надо было перелистать страницы метрических книг Нерчинского административного округа за указанные годы, хранящихся в Госархиве Забайкальского края. В книге за 1845 год, в разделе, обозначенным как «часть первая, о родившихся», представлена таблица. Она расположена на двух сопряженных в развороте больших белых листах с серией граф, заполненных деловой скорописью с использованием черных чернил. Записи в графах воспроизводятся нами с сохранением старой орфографии (ГАЗК, ф. 282 , оп. 1, д. 869 , л.л. 17-18). В графе «мужской полъ» под номером 55 указано, что 12 июня родился Iоаннъ. В графе «звание, имя, отчество i фамилiя родителей и какого вероисповеданiя» указано «1-й сотни казакъ Семенъ Григорьевъ Поляковъ и законная жена его Зеновья Иванова, оба православнаго вероисповеданiя». В графе «крещение» указано 22 июня. В графе «званiе, имя i отчество и фамилiя воспрiемников», иначе – крестных, записано: «Священникъ Iоанн Паргичевский (возможно, далее пропущено «сын» -авт.) умершего священника ( это слово взято в прямоугольную траурную рамку – авт.) Сотника Романа Федосеева дочь девица Агафья». В графе «кто совершил таiнство крещенiя» вновь указано «Iоанн Паргичевский». Графа «рукоприкладство (т.е. попись –авт.) свидетелей запись по желанию» осталась не заполненной. Ниже этих записей еще раз крупно, размашисто, тем же почерком – «Совершил священник Ioaнн Паргичевский». На этих же страницах сообщается о рождении и крещении в июне детей в других семьях, названных Феодоръ, Агрипина, Глаперия. В нижней части таблицы запись: «В июне месяце родилось мужского пола семъ. 7. женска пола четыре. 4. Обращено изъ язычества мужского пола четыре 4, женска два 2.» Подписи того же священника, а также священника Платона Никольского и пономаря Платона Громова. Из этих записей становится понятно, что церковная метрическая книга с полной достоверностью зафиксировала факт рождения Iоанна Семеновича Полякова 12 июня 1845 года. Думается понятно, что в просторечии Iоанна именовали Иваном. Его родителями были Семен Григорьевич и Зеновья Ивановна Поляковы. Известно письмо, датированное январем 1878 года, направленное И.С Поляковым, к тому времени известным ученым, своему отцу, которое начинается со слов: «Дорогой мой батюшка, Семен Григорьевич!». Далее в этом письме находим строки: «От вас, глубокоуважаемый мною отец, и от покойной моей матери я получил в наследство здоровое тело и честное ваше имя. Имя мое и ваше знают теперь во многих местах, не только у нас в России и Сибири, но даже в иностранных землях…». (Цит. по: Петряев, 1954: 182, 183). Имя отца в метрической книге и в письме И.С. Полякова совпадают. Благодаря записям в метрической книге впервые становится известно имя матери Ивана Полякова – Зеновья Ивановна. Все биографы И.С. Полякова отмечают, что она происходила из бурят. Ее русское имя свидетельствует о том, что она была обращена в православии. Судя по приведённому документу, обращение в православие являлось для тех мест обычным делом. Состав населения на Аргуни был полиэтничным, включающим в себя русских, бурят и тунгусов. Отец Ивана Полякова был русским; он принадлежал к числу бедных казаков (там же). Но бедность русского казака – это не нищета. У Семена Григорьевича была изба, двор со скотом и служба, за которую такие как он получали по 6 руб. 16,5 коп. в год; к этому добавлялся ежемесячно провиант по 1 пуду 32,5 фун. муки и 7,5 фун. крупы. На самого Ивана Полякова как казачьего сына, чей возраст не достиг 16 лет, отпускался половинный паек провианта. Была в таких семьях и пахотная земля и пастбища (Васильев, 1916-1918, т. 2: прил. с. 10-16).
Если дату рождения И.С. Полякова пришлось документально подтверждать, то место его рождения сомнения не вызывало, в том плане, что он родился в Забайкалье, на реке Аргунь. Но и здесь требуются некоторые уточнения. Так, в некрологе на смерть И.С. Полякова, написанным видным русским ученым, академиком, профессором Московского университета Д.Н. Анучиным, и опубликованным в «Русских ведомостях» (1887 г., №99), отмечено, что «И.С. родился в Забайкальской области» (Анучин, 1950:96). Однако, в 1845 году (и в 1847 году – эту дату рождения называет Д.Н. Анучин) Забайкальской области еще не существовало; она была создана по императорскому указу Николая I в 1851 году, т.е. через 6 лет после рождения Полякова. Забайкальский краевед Е.Д. Петряев считает, что И.С. Поляков родился в станице Ново-Цурухайтуевской (Петряев,1954:179). В связи с этим отметим, что регистрация факта рождения Iоанна Полякова и его крещение проводилось в Цурухайтуевской Николаевской церкви. Цурухайту, а точнее Цурухайтуевская слобода и Новый Цурухайту, или станица Новоцурухайтуевская – это разные поселения и находились они, примерно, в 27 верстах друг от друга. Изначальной была Цурухайтуевская слобода. Она возникла после подписания Кяхтинского договора и Буринского трактата с Китаем (1727 г.). Название происходит от урочища Цурухайту, где в 1731 г. построили несколько изб. Но выбранное место оказалось неудачным, поскольку рядом не было строевого леса, к тому же и китайская сторона не собиралась ничего строить напротив, а это не позволяло вести торговлю. В связи с этим было найдено другое место, там, где р. Нижняя Борзя впадает в р. Аргунь. Напротив его, на правом, китайском, берегу Аргуни проходила караванная дорога из Цицикара в Нерчинск (Васильев, 1916, т. 2: 48-49). В 1735 г. Цурухайту посетил Г.Ф. Миллер, тем самым удостоверив наличие слободы (Миллер, 2005, т. 1: 507-509). Новый Цурухайту существует как казачья станица с 1851 г. (Новикова, 2006:352). В Новом Цурухайту находился штаб Цурурухайтуевского отделения, обеспечившего охрану границы (Васильев, 1916, т.2: 304). В 1895 Николаевская церковь в с. Цурухайту сгорела, а спасенные метрические книги передали в Новоцурухайтуевскую церковь (ГАЗК, ф. 282, оп. 1, д. 939). Отсюда и возникла ошибка в определении места рождения И.С. Полякова. Фактически он родился в слободе Цурухайту, о чем сделана запись в метрической книге местной церкви. В год рождения И.С. Полякова слобода Цурухайту относилась к Нерчинскому округу Иркутской губернии. Первоначально в Цурухайту планировалось соорудить крепостные сооружения, т.е. «укрепить квадратным в плане палисадом в виде тына угловые бастионы с небольшими бастионами по углам и рвом» (Артемьев, 1999: 93), поэтому в некоторых документах его называли Цурухайтуевской крепостью, но этот план не был реализован.
В итоге мы выяснили, что Иван (Iоанн) Семенович Поляков родился 12 июня 1845 года в слободе Цурухайту Нерчинского округа Иркутской губернии. В современных метриках эта запись выглядела бы так: 24 июня 1845 г., с. Староцурухайтуй, Приаргунский район, Забайкальский край (до 2008 г. – Читинская область). Напомним, что разница в датах в григорианском календаре в сравнении с юлианским календарем для 19 века составляет 12 дней.
По данным краеведа Е.Д. Петряева, Иван Поляков «в 8-9 лет выучился грамоте у казачьего урядника, …затем обучался в местной школе» (Петряев, 1954: 179). Сведения о казачьем образовании приводятся А.П. Васильевым, автором 3-х томного труда «Забайкальские казаки» (Васильев, 1916 -1918, т. 1- 3). По отношению к середине ХIХ века А.П. Васильев писал, что «народное образование у пограничных казаков находилось в жалком состоянии. Удаленные от культурных центров и пришитые к границе казаки не имели ни школ, ни учителей. Ближайшая гимназия была в Иркутске» (Васильев, 1916 -1918, т. 2: 298). По инициативе пограничного начальника майора Евграфа Ивановича Разгильдеева в Цурухайтуе, а также в Чинданте и Акше, были созданы казачьи школы. Назывались они, в соответствии с подразделениями казачьего войска, сотенными. Учителями в них были грамотные урядники. Программа в этих школах была обширнее, чем в приходских. Она включала в себя русскую историю, географию и почти полный курс арифметики. В школе обучалось до 70 мальчиков» (там же). А.П. Васильев сообщает также о том, что «Разгильдеев посылал способных казачат учиться в Иркутск и из них вышли впоследствии полезные деятели» (там же). В 1859 г. пришел вызов, позволяющий направить грамотных детей в Иркутское военное училище (Петряев, 1954: 179). Судя по всему, речь шла об училище военного ведомства. Такие училища создавались Военным ведомством в некоторых городах России с 1858 г. (Рос. гос. военно – ист. архив, 2008: 218). В Цурухайтуе выбрали для учебы в Иркутске Ивана Полякова. Е.И. Разгильдеев мог к этому выбору иметь прямое отношение, поскольку отец Ивана - Семен Григорьевич – служил под его непосредственным началом. Известно также, что по приказанию Е.И. Разгильдеева для семьи Поляковых была построена бревенчатая изба (Петряев, 1954: 179). Думается, что казачий круг поддержал этот выбор, поскольку Иван Поляков проявлял заметный интерес к наукам. Так, еще в 10-летнем возрасте он добровольно помогал Николаю Ивановичу Кашину (в 1855 - 1856 г.г.) собирать гербарии и коллекции насекомых для Иркутского музея (там же). Общение с ученым человеком могло многое дать школьнику- казачонку. Н.И. Кашин закончил медицинский факультет Московского университета и работал лекарем 1-ой бригады Забайкальского казачьего войска в с. Олочи, расположенном вниз по Аргуни, в 20 верстах от Нерчинского Завода. Он увлеченно занимался местной этнографией, ботаникой, изучением местных болезней, включая уровскую (Левашов, 2006: 73). Да и сам Е.И. Разгильдеев знал и видел немало. Потомственный казак, он в 1830-ые г. был приставом Цурухайтуевской пограничной дистанции, дважды сопровождал русскую духовную миссию в Пекин, получил права на потомственное дворянство, общался в Акше с декабристом В.К. Кюхельбекером, который обучал детей его брата А.И. Разгильдеева (Разгильдеев, 2006: 502 – 503). Так, получив поддержку умных и добрых людей и благословение родителей, 14-летний казак отбыл из дома, с тем, чтобы больше, волею судьбы, никогда в него не вернуться. На дорогу и жизнь отец ему выдал 7 руб, т.е. сумму больше своего годичного жалования. Не исключено, что при этом он получил помощь от казачьей станицы. Наверное, его отправили в Иркутск с кем-то из старших, потому что путь был не близкий. В любом случае он вывел его сначала к Читинску, а затем Верхнеудинску, потом к Байкалу, который надо было пересечь, и, наконец, вдоль Ангары до губернского города. Иркутское военное училище, в которое был зачислен Иван Поляков, вело подготовку писарей для воинских частей. Писарь должен был быть грамотным и обладать красивым разборчивым почерком, поскольку все делопроизводство велось вручную. Поляков хорошо учился. Об этом свидетельствует тот факт, что его оставили на работу учителем в том же училище. К тому же его еще пригласили надзирателем в Иркутскую губернскую классическую гимназию (Анучин, 1950:96). Эта гимназия пользовалась большим почетом у иркутян за высокий уровень образования (Панычев,1959:52-72). Но элементарной учебой Иван Поляков не ограничивался. Он стремился познать глубинные тайны разных наук и особенно интересовался зоологией. Своими познаниями в этой области он с радостью делился с подопечными гимназистами. Декабрист П.А. Муханов, оказавшийся в апреле 1842 г. на поселении в Усть-Куде Иркутского округа, в сочинение «Просвещение и образованность» сообщал: «Во всей Восточной Сибири только одна гимназия. В ней, в особенности, учатся люди высших сословий в Сибири…» (Муханов, 1991:168). Так же он отметил, что учится в этой гимназии всего 45 человек, и предложил присоединить к нему военное училище, с тем, чтобы готовить не просто писцов, а чиновников для губернских и окружных присутственных мест (Там же:169). Если бы такое присоединение вдруг состоялось, то Иван Поляков и такие как он, несомненно, выиграли бы, поскольку получили бы гимназическое образование, столь важное для тех, кто стремился к солидным знаниям. Впрочем, Иван Поляков сумел пополнить свои знания, используя возможности интеллектуального общения, которые предоставлял Иркутск как губернский город. Оценив таланты и трудолюбие Ивана Полякова, ему стал покровительствовать начальник военного училища полковник О.Ф.Рейнгольд, закончивший Лесной институт и занимавшийся естественными науками. Инспектором училища был М. В. Загоскин, известный сибирский публицист, рекомендовавший Полякова на учительское поприще (Петряев, 1954:179). В гимназии преподавал медицину и французский язык уже знакомый ему врач и ботаник Н.И. Кашин, переехавший в Иркутск в 1857 г. Но главным учителем для Ивана Полякова него стал Петр Алексеевич Кропоткин. Исследователи обращали на этот факт внимание, но Ивана Полякова считали то денщиком Кропоткина (Анучин, 1950:96), то представляли дело так, будто Кропоткин к тому времени уже был известным географом и революционером (Формозов, 1983:48). На самом деле все было иначе: Петр Кропоткин был старше Ивана Полякова всего на два с половиной года и был молодым офицером, закончившим Пажеский корпус в Петербурге и добровольно выбравшим службу в Сибири. Кропоткин прибыл в Иркутск 5 сентября 1862 г. и через месяц был определен на службу в Читу адъютантом Б.К. Кукеля, исполняющего обязанности военного губернатора Забайкальской области и наказного атамана Забайкальского казачьего войска. Через год Кропоткин был переведен на службу в Иркутск, в Главное управление Восточной Сибири. Пути Кропоткина и Полякова пересеклись, скорее всего, на заседаниях Восточно – Сибирского отдела Императорского Русского Географического общества (ВСОИРГО), действовавшего с 1851 г. Они могли заинтересоваться друг другом, например, в связи с Цурухайтуем. Для Петра Кропоткина это был отправной пункт его путешествия по Маньчжурии, совершенного в апреле - июне 1864 г. Иван Поляков, как уже сказано, родился в Цурухайту, на пограничной Аргуни. Он вырос, так сказать, «ввиду Китая» и нередко встречал китайцев на российской стороне на торговых ярмарках и по другим случаям и мог немало рассказать об этих местах путешественнику, собиравшемуся в новый сложный путь с тайной целью военной разведки под видом торгового каравана. Оказавшись на Аргуни, Петр Кропоткин сделал пометку в дневнике: «Воскресенье, 17 мая. Старо Цурухантуевский караул», а затем на нескольких страницах изложил наблюдения о природе, занятиях населения и его обычаях. Внешний тип людей из этих мест он определил так: « они все черноволосые с бурятским типом» (Дневник…, 1925:160). Таким был по облику и его иркутский знакомый, аргунский казак Иван Поляков – в его облике явно читались азиатские черты, наследованные от матери – бурятки. Вообще, и внешне, и по происхождению, и по образованию Поляков и Кропоткин были антиподами. Первый - сын степей, забайкальский гуран, из казачьих низов, писарь; и другой – княжеская кровь, рюрикович, москвич, выпускник элитного Пажеского корпуса, есаул. Но они сошлись, стали взаимоинтересны и взаимополезны. Вероятно, они открывали друг другу совершенно разные социальные и ментальные миры: азиатский и европейский, казачий и княжеский, провинциальный и столичный. Им обоим был глубоко интересен мир природы, но и тут они дополняли сами себя: Полякова больше интересовала живая природа, а Кропоткина – геологическая основа. В 1866 г. ВСОИРГО поручило Кропоткину организовать большую экспедицию; Кропоткин пригласил в эту экспедицию Полякова (Маркин, 2002:101). К началу экспедиции Кропоткину исполнилось 23 года, Полякову – 19 лет, в экспедиции он встретил свое 20-летие. Экспедиция продолжалась 4 месяца. Она стартовала 9 мая в Иркутске, двигаясь в сторону Бодайбо и огибая Байкал с севера, а затем пошла на юг, пересекая Патомское и Витимо-Олекминское нагорья, с завершением 8 сентября в Чите. В составе экспедиции был топограф В.И. Машинский, казаки, поначалу тунгусы-проводники, ушедшие вспять уже в июле, и более 5О лошадей. В экспедиции Кропоткин выявил следы древнего материкового оледенения и выяснил характер орографии, а Поляков собрал зоологические и ботанические коллекции (Маркин, 2009: 59-67). В этой экспедиции окрепла дружба Кропоткина и Полякова. Спустя почти 40 лет (в 1904г.) П.А. Кропоткин вспоминал: «Мой друг Поляков, известный своим особенным даром отыскивать повсюду в Сибири каменные орудия в огромных количествах…» ( Петр Алексеевич Кропоткин, 1998:216). Судя по всему, этот дар в Полякове впервые раскрылся во время Витимо-Олекминской экспедиции, и у истоков его, несомненно, стояли те расчистки обнажений на золотых приисках и по берегам рек, что выполняли они совместно с Кропоткиным, нередко находя при этом кости древних животных или какие-то особенные вещи. С этого, по сути дела, и начиналась отечественная первобытная археология, причем в тесной увязке с поиском следов древнего оледенения. Именно так эти открытия оценил граф А.С. Уваров в замечательном труде «Археология России. Каменный период». Он указывал «на те находки отбивных орудий из сибирских местностей, которые могут принадлежать палеолитической эпохе… Они в особенности часто попадаются на золотых промыслах; следовательно, может быть, и в таких слоях, в которых прежде всего открыты мамонты или другие остатки мамонтовой фауны» (Уваров, 1881:161-162). При этом А.С.Уваров прежде всего обращался к каменным орудиям, найденным И.С. Поляковым на золотых приисках в Баргузинском округе. Пройдя школу столь сложной экспедиции, Иван Поляков, в следующий, 1867 год, уже самостоятельно, без занятого другими делами Петра Кропоткина, проведет в Тунке (Восточный Саян) комплексные природно-исторические исследования и откроет серию стоянок с прекрасным каменным инвентарем, включая наконечники стрел. Поляков приложит усилия для их системного морфологического описания, наметив путь к развитию важного направления в археологии (Константинов, 2008:31-36). Фактически И.С. Поляков стал первооткрывателем каменного века Восточной Сибири. Поляков, равно как и Кропоткин, по результатам экспедиций, составили и опубликовали развернутые научные отчеты и выступили с докладами на заседаниях ВСОИРГО (Константинов, 2008:19-37, 43-45). Результаты этих исследований также отразил в своем труде А.С. Уваров, посчитав, что открытые И.С. Поляковым стоянки относятся к «переходному периоду», для которого характерно появление шлифованных орудий (Уваров, 1881: 251-274). Важно подчеркнуть значимость этих открытий, поскольку исследования И.С. Полякова в Восточной Сибири, в дальнейшем, подчас, не замечались историографами (см., напр., Лебедев, 1992:130-142) или же о нем самом вспоминали лишь как о некоем случайном собирателе древностей, происходившем из «тункинских казаков» (Окладников, 1950: 28-29).
В 1868 г. судьба Ивана Полякова резко переменилась; вслед за Кропоткиным он отбыл в Петербург для учебы и дальнейших научных занятий. Не излагая подробно всех перепитий его жизни, известных благодаря Д.Н. Анучину (1950) и Е.Д. Петряеву (1954), отметим, что Полякову удалось сначала сдать экстерном экзамены за гимназию, а затем успешно учиться в Петербургском университете, защитить магистерскую диссертацию по зоологии, стать научным сотрудником Зоологического музея Академии Наук. Он продолжал сотрудничать с ИРГО. Ему поручались весьма сложные научные путешествия по многим регионам страны, включая Западную Сибирь, Алтай, Уссурийский край, Сахалин, Японию. Опираясь на сибирский опыт, он открыл на Дону палеолитическое поселение в Костенках, установив совместное залегание каменных орудий и костей мамонта. Географическое общество систематически публиковало труды И.С. Полякова. С большим вдохновением он писал большие разделы для многотомного издания «Живописная Россия». И.С Поляков был весьма известен в кругах столичной интеллигенции. Его сравнивали с Е. Базаровым из тургеневских «Отцов и детей» (Петряев, 1954:181-182). Нам особенно важно подчеркнуть, что в эти годы продолжалась дружба Петра Кропоткина Ивана Полякова. Князь Петр Кропоткин за участие в пропаганде социалистических идей был в апреле 1874 г. арестован. Тогда же арестовали и разночинца Ивана Полякова, но доказать его вину не смогли и через несколько недель, благодаря ходатайству ученых друзей, отпустили (Кропоткин, 1907:230-232). Заточенный в Петропавловскую крепость, Петр Кропоткин нашел в себе силы работать над книгой «Исследование о ледниковом периоде». В этом ему помогали его товарищи с воли. Вера Себастьяновна Кропоткина, жена Александра Алексеевича Кропоткина, брата Петра Кропоткина вспоминала, как Иван Поляков добывал книги, а она доставляла их Кропоткину в Петропавловку (Кропоткина, 2003:118). Кропоткин передавал ей исписанные листы, а Поляков их обрабатывал и готовил к изданию (Кропоткин, 1907:238-242). Как известно, Кропоткин, сумел бежать 12 июля 1876 г. из Николаевского тюремного госпиталя, а затем тайно эмигрировать в Западную Европу. В том же 1876 г. Поляков довел дело с подготовкой книги Кропоткина до издания; он обозначен в ней как редактор (Кропоткин, 1876). В октябре 1878 г. Иван Поляков и Петр Кропоткин встретились в последний раз. Встреча состоялась в Швейцарии; они обсудили всё, что произошло с ними, начиная с ареста, вспоминали Сибирь, а затем Петербург, включая тот год, когда они, ради экономии средств. жили вместе на одной квартире (Кропоткин, 1907:230; Кропоткина, 2003:118). Великая дружба двух столь разных по происхождению, но весьма близких по научным и демократическим взглядам ученых, заслуживает внимание общественности, дальнейшего научного освещения и художественного воплощения.
И.С. Поляков умер от тяжелой болезни, на сорок втором году жизни, 5 апреля 1887 г. в Мариинской больнице, в Петербурге (Петряев, 1954:183-184). Первая реакция научной общественности на смерть И.С. Полякова была остро болезненной. На его похоронах произнес проникновенную речь известный общественный деятель, этнограф Н.М. Ядринцев. Были опубликованы некрологи, подписанные Д.Н. Анучиным (Русские ведомости, 1887, № 99) и М.В. Загоскиным (Сибирь, 1887, № 21, с. 7-8). Однако с течением времени об Иване Семеновиче Полякове надолго забыли, а вспоминая, не могли по достоинству оценить его роль и вклад в отечественную науку. В лучшем случае его называли «замечательным полевым исследователем» (Формозов, 1983:57). Показательно, что материалов о Полякове нет в подавляющем большинстве сибирских музеев, хотя он проводил исследования на многих территориях от Урала до Тихого океана. Его имя не отражают общероссийские энциклопедии. Не отмечаются в отечественном масштабе его юбилейные даты. На самом деле следует признать, что он был первооткрывателем палеолита в Восточной Европе и каменного века в Сибири, одним из основоположников первобытной археологии в России. Весьма значителен его вклад в зоологию, ботанику, палеонтологию, географию, этнографию. Достоин восхищения его героический прорыв, сравнимый с ломоносовским, с низов общества, с отдаленного забайкальского пограничья в большую российскую науку. Сам того не подозревая, Иван Поляков показал пример будущим поколениям в стремлении к знанию, интеллектуальному общению, систематическому образованию, реализованное им, несмотря на неблагоприятные жизненные условия. Фактически своей жизнью Иван Поляков начертал линию научного творчества настоящего ученого: масштабные комплексные полевые исследования местности, объектов и памятников, камеральная обработка материалов, музейное хранение материалов и представление их в экспозициях музеев, научные отчеты, научные публикации, освещение открытий в популярных изданиях, участие в выставках, педагогическая работа. Наверное, придет время и будет издано собрание сочинений Ивана Семеновича Полякова, сопровожденное пространным очерком о его жизни и научном творчестве. Наше исследование – это маленький вклад в это большое дело.

Источники.

ГАЗК, ф. 282, оп. 1, д. 869, л.л. 17-18

ГАЗК, ф.282, оп. 1, д. 939

Библиография.

Анучин Д.Н. О людях русской науки и культуры.- М: Гос. изд-во географ. лит-ры, 1950. – 335 с.

Артемьев А.Р. Города и остроги Забайкалья и Приморья во второй половине 17 – 18 в.в.- Владивосток: Приморский полиграфический комбинат, 1999. – 336 с.

Васильев А.П. Забайкальские казаки. В 3-х т.- Чита: Типография Войскового хозяйственного правления Забайкальского казачьего войска, 1916 -1918. Т. 1 - 307 с.; Т.2.- 368 с.; Т.3. - 348 с.

Дневник П.А. Кропоткина. М. – Петроград: Госиздат, 1923. – 294 с.

Константинов М.В. Провинциальная археология.- Чита: Забайк. гос. гум.-пед. университет, 2008.-296 с.

Кропоткин П.А. Исследование о ледниковом периоде.- СПб: Типография Стасюлевича, 1876 –Вып. 1 – 839 с.

Кропоткин П.А. Записки революционера.- СПб: Электропечатня К.А. Четверикова, Караванная 7, 1907. – 345 с.

Кропоткина В.С. Воспоминания//Мемуары сибиряков. ХIХ.- Новосибирск: Сибирский хронограф, 2003.- 88 – 156 с.

Лебедев Г.С. История отечественной археологии. 1700-1917 г.г.- СПб: Изд-во СПб ун-та, 199. – 464 с.

Левашов В.С. Кашин Николай Иванович// Энциклопедия Забайкалья. Читинская область. В 4 т. Новосибирск: Наука, 2006. Т. 3. – С. 73

Маркин В.А. Неизвестный Кропоткин. М: Олма-Пресс, 2002. – 446 с.

Маркин В.А. Кропоткин. – М.: Молодая гвардия, 2009. – 334 с. (ЖЗЛ, вып. 1158).

Миллер Г.Ф. История Сибири. В 3 т. Издание третье.- М: Восточная литература РАН, 2005. Т. 1. – 360 с.

Муханов П.А. Сочинения, письма. Иркутск: Восточно – Сибирское книжное изд-во, 1991. - 495 с.

Новикова М.С. Новоцурухайтуй// Энциклопедия Забайкалья. Читинская область. В 4-х т.- Новосибирск: Наука, 2006. Т.3. – С.352.

Окладников А.П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья. –М., Л.: Изд-во АН СССР, 1950. – Ч. 1-2 – 412 с. – (МИА № 18).

Петр Алексеевич Кропоткин. Естественно-научные работы. – М.: Наука, 1998. – 270 с. – (Научное наследство; Т.25).

Петряев Е.Д. Исследователи и литераторы старого Забайкалья. Очерки из истории культуры края.- Чита, Читинское книжное издательство, 1954. -259 с.

Панычев А.П. История начальной и средней школы Восточной Сибири.- Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1959. 511 с.

Разгильдеев А.Г. Разгильдеев Ефграф Иванович// Энциклопедия Забайкалья. Читинская область. В 4 т.- Новосибирск: Наука, 2006. Т. 3. – 502 – 503 с.

Российский государственный военно-исторический архив. Путеводитель. В 4 т.-М: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008, Т.3. – 535 с.

Уваров А.С. Археология России. Каменный период.- М.: Синодальная типография на Никольской улице, 1881. - 439 с.

Формозов А.А. Начало изучения каменного века в России. Первые книги.- М: Наука, 1983. – 129 с.

Комментарии (0)

ОтменитьДобавить комментарий