Блог

Евгений Михайлович Жуковский, военный губернатор Забайкальской области

28 мая 2015 Комментарии (0)

Зам. директора по научной работе

Государственного архива Забайкальского края

Т.А. Константинова

«Генерал-майора Е.М. Жуковского назначить  Военным  губернатором Забайкальской области…» 

          В традиции кадровой политики генерал – губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева-Амурского новый губернатор  был из числа его  лично знакомых: вместе служили на Кавказе и знали друг другу цену. Вместе с тем способствовал назначению Жуковского, его брат, занимавший  большой пост в МВД.  Евгений Михайлович Жуковский родился в Невеле, 11 августа 1814 года в семье генерал-интенданта и тайного советника М.С. Жуковского. Дворянин, православный, окончил 2-ой кадетский корпус, после учился в Артиллерийском училище. Назначен  в Сибирь в 1860 году, приступил к исполнению должностных обязанностей в апреле 1861 года.  До этого служил в 1839-1848гг. на Кавказе, затем в управлении генерал - квартирмейстера, участвовал в венгерской компании 1849 года, командовал полком, бригадой, с 1856 года был в запасных войсках, в 1857 году прикомандирован к МВД. В Сибири, в должности военного губернатора, произведен в генерал-лейтенанты.  В Читу Е.М. Жуковский приехал в возрасте 48 лет, с женой и двумя сыновьями – Михаилом и Яковом.  Так получилось, что «муравьевско-корсаковская» партия - ближайшее окружение генерал-губернаторов, не приняла Жуковского, все чтобы он не делал, подвергалось критике, насмешкам и, достаточно быстро – в 1864 году, он навсегда уедет из Сибири. В связи с этим его деятельность остается недостаточно изученной. По документам можно судить о деятельности, планах и о том насколько «дельным»  человеком оказался новый протеже всесильного генерал-губернатора Восточной Сибири. Несмотря, на короткий срок губернаторства Е.М. Жуковский многое успел сделать, некоторые  его планы будут реализованы последующими губернаторами  в конце  XIX - начале  XX веков. Е.М. Жуковский руководил Забайкальской областью в период Великих реформ. В Забайкальской области этот период отмечен освобождением горнозаводских рабочих из почти рабской зависимости, переводом их в казачье сословие, разрешена была частная добыча  золота, распространялись определенные либеральные идеи, особенно в среде  чиновников приближенных к Н.Н. Муравьеву, М.С. Корсакову. Наиболее полно характеризуют настроения того времени высказывания чиновника особых поручений при  генерал – губернаторе Е.Д. Рогозина в 1861 – 1862 годах в письмах М.С. Корсакову: «Странное время у нас в России! Часть общества желает освобождения, другая часть стремится помешать ему… Все бродит, все чего ищут… и не знают, что последнее слово может сказать только народ».  В другом письме генерал-губернатору он излагал: «Я не уважаю общества, которое выносит гнет русского правительства, я ненавижу всякую власть, я презираю Империю – как безнравственную пошлость…».  Жандармы III отделения, занимаясь перлюстрацией писем,  даже не сразу понимали, что такие крамольные мысли пишет генерал – губернатору его ближайшее и доверенное лицо.  Также выражали свои мысли и другие чиновники из окружения Н.Н. Муравьева – Амурского. Поэтому появление Е.М. Жуковского, который был всегда лоялен к власти, и вызвало раздражение «муравьевцев», которое привело к тому, что они были не объективны к любым начинаниям нового губернатора Забайкальской области.  Первый отчет о состоянии Забайкальской области, подготовленный  губернатором,  свидетельствует о том, что он проанализировал ситуацию и сделал интересные  выводы. Отметил медленный рост населения – за десять лет оно выросло на 30 000 и достигло 387405 человек.  Медленно рос  и купеческий капитал – всего в области занимались торговлей 199 купцов, в основном третьей гильдии.  В отчете губернатор отмечал, что « промышленность в Забайкальской области состоит в сбыте продуктов земледелия и скотоводства, в звериных и рыбных промыслах, в найме для работ на золотые промыслы, в перевозке тяжестей…».   Количество фабрик и заводов увеличилось в три раза, на самом деле их стало  52 вместо 18, но и этот рост  недостаточен для огромной области.  Кроме того, в отчете  представлены сведения о том, что на предприятиях Кабинета ЕИВ за год 77п. золота, 9 п. серебра, 99 п. свинца и выплавили 69 853 п. чугуна.  отметил нехватку рабочих рук,  отсутствие квалифицированных специалистов,  свободных капиталов,  всякой конкуренции, как стимула для экономического развития, большой дефицит и дороговизну железа и чугуна  и многое другое. В записке, написанной Е.М. Жуковским, в качестве приложения к первому отчету для ЕИВ, он  вносит конструктивные предложения с целью ускорить  экономическое и культурное развитие Забайкалья. В числе наиболее интересных  было предложение построить железную  дорогу и реконструировать старый Петровский завод или построить новый железоделательный завод на участке между Верхнеудинском и Читой. Он писал: «Находясь между двумя пристанями: Читою на р. Ингоде и Верхнеудинском на р. Селенге, завод легко будет отправлять изделия в обе стороны. Сверх того, так, как можно полагать, что первая железная дорога в Восточной Сибири будет принадлежать сказанному водораздельному пространству… Железная дорога сбыту железа, а добыча железа будет давать средства без значительных издержек железного пути».  Губернатор даже дал задание выявить потребность в металле в разных ведомствах в Забайкальской области  и получил конкретные цифры: сколько  необходимо железа и чугуна разным ведомствам для нормального развития экономики края.  Он считал, что завод должен быть частным, работать с помощью паровых двигателей. Он полагал, что для строительства завода можно привлекать в качестве рабочих - бурят, кочующих  на склонах Яблонного хребта.  Это вызвало насмешки  чиновников. На самом деле соображения Жуковского были  отчасти провидческими:  уже в конце XIX века именно здесь пройдет Транссиб, а буряты будут в числе активных строителей дороги.  Реконструкция и расширение Петровского завода также начнется во второй половине XIX века. 

              Основная работа по организации проведения  первой выставки сельскохозяйственной и промышленной продукции  в Чите проводилась в период деятельности Е.М. Жуковского. Он считал, что «…выставка облегчит правительству возможность узнать производительные силы области, определит ее место в экономики России, степень развития и меру богатства. Изучение края  обеспечит местному начальству успешное управление областью».    Губернатор в качестве аргументов о необходимости проведения выставки писал: «Присоединение р. Амура к российской империи и открытие  прямого пути к Восточному океану, изменило во многом гражданское и экономическое значение областей входящих в состав Восточной Сибири. С одной стороны полуостров Камчатка и порты, лежащие на Охотском море, с другой стороны Забайкальский край вызван из состояния бездействия, на которое он был осужден замкнутым со всех сторон положением к новой жизни экономической и гражданской. В отношении жизни экономической, край ожидает благотворного действия правительства, через улучшение и распространения путей сообщения, через распространения просвещения и общественных знаний… через возбуждение полезной жизни народа. В центре области идет Становой или Яблочной хребет с минеральными богатствами уже известных или скрытых от взоров промышленности… Забайкалье производит хлеб, пеньку и др. продукты. В недрах земли заключаются золотые россыпи, руды благородных и других металлов, драгоценные и цветные металлы, железная руда, мрамор, аспид, каменный уголь. Обширные степи позволяют содержать большое количество скота (верблюдов коих открылся сбыт  рекою Амур в Калифорнию). Звероловство уменьшилось, но еще значительно: баргузинские соболи и аргунские белки известны в торговле своим качеством»   Особенно важно, что он отмечал пограничное положение Забайкальского края: «…гранича южною частью с Монголией, на протяжении 1600 верст, Забайкальский край заключает в своих пределах важнейший торговый пункт России с Китаем  - Кяхту. Из Забайкальской области идет ближайшая и единственная до сего времени торговая дорога в Пекин. Наконец в Забайкальском крае сосредоточены значительные и почти единственные в Восточной Сибири военные силы, для действия, в случае нужды на Китай».  Значение Забайкалья для  усиления геополитических позиций России на востоке, по мнению Е.М. Жуковского, было и в том, что оно давало «…к вновь присоединенным к Империи странам: Амурской и Приморской» все необходимое. Исходя из этой характеристики Забайкалья, необходимость организации и проведения выставки, как условия для дальнейшего успешного развития края, для губернатора Е.М. Жуковского были  очевидны. Не смотря на то, что выставка будет проведена после отъезда Е.М. Жуковского в Иркутск, его заслуг в  подготовке и организации не отвергали даже  недруги. 

         В государственном архиве Забайкальского края хранится письмо генерал – губернатора Восточной Сибири М.С.  Корсакова, которое он написал Е.М. Жуковскому первого марта 1861 года по вопросу состояния дорог в Забайкальской области. По содержанию это служебное письмо, по форме это дружеская переписка двух чиновников высокого ранга по весьма важному вопросу. Возможно, тон письма обусловлен тем, что генерал-губернатор был еще в чине генерал-майора, а военный губернатор был уже генерал-лейтенантом. М.С. Корсаков давал задание  Е.М. Жуковскому подготовить записку с предложениями  о развитии шоссейных дорог на территории Забайкальской области. Он писал: «По причине неудовлетворительного состояния большой части дорог в Восточной Сибири еще в 1855 году преступлено к шоссерованию главных почтовых дорог по Забайкальской области».   Главной задачей военного губернатора, было решить каким способом можно отыскать средства  на ежегодный ремонт дорог, чтобы не сильно обременить сельских обывателей. Е.М. Жуковский подготовил документ – записку об улучшении дорог в Забайкальской  области, в которой дал характеристику  основных дорог и предложения о содержании в порядке Посольско – Кяхтинской дороги за счет особой дорожной пошлины взимаемой на Кяхтинской таможне с купцов (в сумме не менее 60 000 рублей серебром в год).  Он пишет, что для миллионных оборотов торговли сумма не обременительная. Второй по значению путь шел от Верхнеудинска к Чите, Нерчинску,  ст. Стретенской  до границы  с Амурской областью. Он являлся  составной частью пути, который шел от С.Петербурга и Москвы до  Николаевска. По этой дороге  ездили чиновники, осуществляя административное руководство созданной в 1856 году Амурской областью, добирались почтовые кареты, приезжали курьеры. Это был единственный путь, по которому привозили все необходимое для амурских переселенцев, особенно в первое время. Важность и исключительность его была в том, что он не сопровождался  параллельным водным путем, или меньшей параллельной сухопутной дорогой. Надежды современников на активную торговлю в те годы не оправдались. Жуковский предложил установить денежную дорожную пошлину с податных состояний области по 25 копеек серебром с человека в год. Таким образом,  можно было собрать 37 500 рублей серебром, которых бы вполне хватало на поддержание дороги в нормальном рабочем состоянии. И вновь он подчеркивал, что   пройдет  в широтном направлении первая железная дорога. До начала строительства Транссиба оставалось менее 40 лет. Содержание записки, предложения сделанные Жуковским многое говорят об авторе. Особенно хочется отметить стремление его не ухудшить положение жителей области.  В одном из документов – «Записке о Забайкальской области », он отмечает, что: «Благосостояние жителей Забайкальского края на весьма удовлетворительной степени. Бедности нет. Жители помещаются в теплых, чистосодержимых домах, продовольствуются   постоянно хорошим хлебом, имеют, кроме того, мясо и рыбу в изобилии».  Учитывая, что он объехал все Забайкалье, для подготовки отчета и что приехал из центральной России, где нищета и малоземелье крестьян, была делом обычным, его взгляд на жизнь простых забайкальцев важен и интересен. 

     Администрация Восточной Сибири, в том числе генерал – губернатор М.С. Корсаков, беспокоилась о необходимости развития народного образования. Предполагалась открыть гимназию в Красноярске, пятиклассные училища в Чите и Троицкосавске, преобразовать Иркутскую губернскую гимназию в высшее учебное заведение с учреждением при нем трехгодичного курса «камерально-технических наук» для подготовки управляющих промышленными предприятиями.  В рамках этой политики в своем первом отчете Военный губернатор Е.М. Жуковский писал: «Обучение грамотности  по селениям Забайкальского края, особенно войска,  идет успешно. Областное начальство, предоставило самим родителям приискивать, нанимать и оплачивать преподавателей для своих детей из всех сословий… В Чите по прежнему чувствуется недостаток в среднем учебном заведении, администрация лишается полезных чиновников, которые оставляют свои места, по не имению возможности воспитывать своих детей, в городе в котором проживают…» . Он приводит точные данные о количестве учебных заведений и количестве учеников в них. В конце 1861 года в 548 принадлежащих разным ведомствам, учебных заведениях учились 10 067 учеников. Для области, в которой поживало 387 405 человек, это была мизерная цифра. Но если сравнивать с 1860 годом, когда количество учеников равнялось 5634, то успехи политики губернатора очевидны.   Важным показателем было то, что основную часть представляли дети казаков: так в 17 штатных полковых школ и в 345 частных школах учились 6843 казачат. Для них большим стимулом было то, что грамотные казаки могли дослужиться до офицерского чина. В Восточной Сибири складывался класс высшего казачьего служилого сословия. Отметим что,  после отъезда Е.М. Жуковского, казаки продолжали оставаться основным сословием, где обучение грамоте было приоритетным. В отчете губернатора в восьми школах горного ведомства   и горном училище учились 255 мальчиков.  Важным показателем было наличие двух  уездных училищ и 160 частных школ.  В отчете указывалось, что  единственное учебное заведение в городе Чите это детский женский приют. Оно приносил большую пользу, так как первоначально там обучали всех детей города. Он выполнял функции первой школы.   Большой интерес представляет и другой документ – служебная записка, составленная военным губернатором Е.М. Жуковским в феврале 1861 года генерал – губернатору о новом устройстве учебной части в Забайкальской области. В ней проанализировано состояние народного образования в области и намечены перспективы дальнейшего развития. Весьма актуальным являлся предложенный губернатором проект создания пятиклассной гимназии. Наиболее интересны те предметы, которые предложил Е.М. Жуковский. Он считал, что с учетом специфики края  необходимо преподавать в гимназии геологию, палеонтологию, землеведение, анатомию и физиологию, архитектуру. Из иностранных языков: ограничиться изучением французского и немецкого языков. Губернатор считал, что начальная подготовка в Читинской гимназии будет способствовать  поступлению детей в высшие заведения России и  позволит готовить  столь необходимых для области будущих горных специалистов,  землемеров,  врачей и архитекторов. Все последующие губернаторы  настойчиво будут отстаивать необходимость своей гимназии в Чите, но никто из них не будет заниматься разработкой специальной программы.   Очень интересным является  и проект усовершенствования программы Агинского Николаевского училища, предложенный  известным ученым, просветителем бурятского народа Убаши Цыбак Онгодовым.  Он обращался к  Е.М. Жуковскому и предлагал обучать мальчиков не только монгольскому, но и русскому языку, полагая, что иначе знания полученные учениками будут не эффективны. В программе рассчитанной на шесть лет расписан каждый год параллельного изучения  русского и монгольского языков, предусмотрены и теоретические и практические  занятия и изучение общеобразовательных предметов. Не смотря на одобрение  Е.М. Жуковским,  они не были реализованы из-за отсутствия средств.  Заботясь о развитии образования, Е.М. Жуковский организовал издание книг для народных школ. Были подготовлены и отпечатаны в пределах 3 – 4,5 тысяч экземпляров книг, таких как: «О законах» (выдержки из Свода законов), «Описание Российского государства», «Дмитрий Донской и Куликовская битва», «О мироздании», также  10 тысяч  азбук. Из Петербурга пришли, заказанные по поручению Е.М. Жуковского 5,5 тысяч экземпляров букварей, всего в рамках этой деятельности все народные школы были снабжены необходимыми учебными пособиями.  Интересен такой факт: книгу «О мироздании» подготовил к печати бывший нерчинский учитель П.Г. Савенко, который к тому времени был в штате чиновников Забайкальского областного правления. Но даже это благое, конкретное дело вызывало насмешки чиновников, что нашло отражение в воспоминаниях  декабриста Д.И. Завалишина и будущего ученого, революционера П.А. Кропоткина, служившего под началом Е.М. Жуковского. Но даже недоброжелатели согласились с тем, что школ становилось, так к 1863 году в области  работали 84 частные сельские, 15 казачьих полковых и батальонных и 316 казачьих сельских, в которых обучались 8 211 учеников, не считая школ горного ведомства.  Е.М. Жуковский создал «Комитет для обсуждения способа перевода на бурятский язык учебных книг».  М.С. Корсакову он объяснит это так: «чтобы занять наших ученых людей и доставить себе развлечение на зиму».  Возможно, это делалось поспешно, возможно не продуманно, но только переводы русских учебников на монгольский язык, адаптирование языка к современному русскому и создание бурятской письменности бурятскими педагогами, просветителями и учеными – У.Ц. Онгодовым, Р.Н. Номтоевым,  Г.Ц. Цыбиковым и другими навсегда вошло в историю русской и бурятской культуры. Первым официальным должностным лицом, предпринявшим конкретные шаги для этого, был военный губернатор Е.М. Жуковский. Он отмечал, что «…к образованию, буряты по своей природе обнаруживают большую склонность». 

         Как и многие «муравьевцы», он  имел иллюзорные надежды на помощь краю со стороны правительства, также не оправдались надежды на активизацию и развитие торговли  с Америкой, с азиатскими странами. Величайшее событие: присоединение к России мирным путем 1/3 территории осталось фактически не оцененным современниками. Но для объективной оценки его непродолжительной, но насыщенной губернаторской деятельности есть все основания полагать, что Жуковский сумел не только узнать положение в Забайкальской области, но и наметить пути решения многих проблем и начать конкретную работу по их реализации. Особенно важным являются реальные успехи в развитии просвещения, умение губернатора мыслить на перспективу, предвидеть будущее. В июне 1863 года он уехал из Сибири и получил свое  последнее назначение - комендантом Ново-Георгиевской крепости в Западном крае.  За годы службы был награжден Золотым оружием «За храбрость» (1849), орденами Св. Анны  I-ой ст. (1863), Св. Владимира II-ой ст. (1870), Св. Александра Невского (1881); иностранными орденами Железной короны II-ой ст. (1850), Красного орла III-ст. (1851). Умер в 1883 году.    

  Список литературы:

Матханова Н.П. Высшая администрация Восточной Сибири в середине XIX века.: Проблемы социальной стратификации. – Новосибирск: Сибирский хронограф, 2002. – 250с.
Матханова Н.П. Генерал-губернаторы Восточной Сибири середины XIX века: В.Я. Руперт, Н.Н. Муравьев-Амурский, М.С. Корсаков. – Новосибирск: Изд-во СО РАН. 1998. – 428с.
ГАЗК, Ф.1общ., оп.1, д 502, л.581
ГАЗК, ф.1, оп.1общ., д.7456, л.37
Матханова Н.П. Высшая администрация Восточной Сибири в середине XIX века.: Проблемы социальной стратификации. – Новосибирск: Сибирский хронограф, 2002. – 62-63с.
ГАЗК, ф1, оп.1общ., д.7456, л.38

 

Комментарии (0)

ОтменитьДобавить комментарий