Плиточные могилы Забайкалья и Монголии

Плиточные могилы Забайкалья и Монголии

03 июня 2015

КУЛЬТУРА ПЛИТОЧНЫХ МОГИЛ, археол. культура поздней бронзы и раннего железного века. В широком диапазоне датируется с кон. 2 тыс. до н. э. до первых веков н. э. Расцвет культуры приходится на 8–3 вв. до н. э. Ее памятники встречаются в сев.-зап. р-нах Китая, Сев. и Сев.-Вост. Монголии, Юж. и Центр. Заб., Юж. Прибайкалья. Представлена могильниками, поселениями, остатками рудодобывающих и металлургических центров, ритуальными сооружениями, петроглифами, оленными камнями и каменными изваяниями, в т.ч. сэргэ (коновязями). Понятие «плиточная могила» ввел в 1927 Г. И. Боровка, к-рый объединил похожие могилы Заб. и Монголии и отнес их к единой скифо-сибирской культуре. Назв. связано с основным типом культуры – могилами в виде прямоугольных оградок из вертикально поставленных плит гнейса и гранита, известных в науке с акад. экспедиций 18 в. В вост. части Заб. кр. встречаются как отдельные погребения К. п. м., так и группы по 5–8 оградок, а также крупные могильники в несколько десятков и даже сотен оградок (например, в могильнике Анхабай ок. 350 оградок). Крупные могильники, состоящие из нескольких десятков оградок, расположены у сс. Гунэй, Токчин, Зугалай, Цаган-Ола, Ушарбай, Могойтуй, Бальзино (см. Бальзинский), ст. Оловянная, ст. Урульга, г. Пунцук, оз. Улин и др. Многие плиточные могилы являются местами захоронений, но встречаются среди них ритуальные и кладки-жертвенники, в т.ч. кенотафы. В оградки иногда встраивались оленные камни – отдельные плиты с выбивкой оленей с ветвистыми рогами и птичьей мордой, реже лошадей, солярных знаков, предметов вооружения. Размеры оградок различны – от 1,5 до 6–9 м. Высота камней от 0,5 до 3 м. Внутри оградки имеется укладка из камней, под к-рой идут плиты перекрытия, часто крупных размеров. Глубина могильных ям чаще всего колеблется от 0,6 до 1 м. В редких случаях достигает 2,5–3 м, при этом боковые плиты наращивались, перекрытие делалось в несколько рядов. Могильные ямы ориентированы по оси вост. – зап. Характерно трупоположение на спине, головой на вост., антропологический тип преимущественно монголоидный. Ранние плиточные могилы имеют погребальные сооружения с невысокой оградкой-камерой, едва различимой на поверхности. Погребения с каменной наброской, покрывающей оградку, отличаются от всех др. плиточных могил и скорее напоминают карасукские захоронения Юж. Сиб. Под верх. слоем камня вырисовываются верхушки тонких плит из песчаника, базальта, сохраняющие развал на внешнюю сторону. Они входят в состав могильников К. п. м. и дворцовской культуры (Черемхово, Жипковщина на р. Ингода; Ясногорск, Тут-Халтуй на р. Онон; Кия, Гажалга на р. Шилка). Вещевые комплексы сохраняют карасукские черты: массивность ножей, наличие упора, отделяющего рукоятку от лезвия, двустороннее украшение рукояти различным орнаментом. Наконечники стрел 2-лопастные, черешковые и небольшие втульчатые листовидные, зажимные стрелы похожи на сиб. копья с таким же насадом. Очевидно, не случайно основная часть подвесок сопоставляется исследователями с лапчатыми привесками и имитациями в металле изделий из клыков марала.

Иное дело плиточные могилы 7–3 вв. до н. э. В Заб. насчитывает ок. 10 неограбленных или только частично потревоженных плиточных могил, содержащих выразительные наборы в камне, кости, бронзе, железе. В большинстве случаев в плиточных погребениях кроме керамики триподного типа др. находки редки, а изделия в бронзе единичны даже в нетронутых могилах. Они, как правило, без орнамента и дополнены наборами бус. Касается это и тех могил, в к-рых обнаружены черепа животных, весь инвентарь их часто представлен 1 пуговицей. Известны случаи, когда в непотревоженных погребениях находятся останки костяка человека со следами насильственной смерти, лежащего вниз лицом, с бронзовой стрелой в области поясницы, а весь инвентарь составляют фрагмент трипода и несколько бусин. Похожий набор можно встретить и в крупных могилах, сложенных из огромных скальных блоков, с захоронением грудных детей внутри, с тем лишь различием, что он дополнен грубо отлитой бронзовой подвеской, скребком-скобелем на отщепе и большим кол-вом бус. В редких захоронениях присутствует сопроводительный материал: наконечники стрел, ножи, топоры-кельты, предметы конской сбруи, украшения. Встречаются вещи из бронзы, реже железа и благородных металлов. Своеобразны триподы. Представлены также сосуды баночного типа, мелкие круглодонные. Все они имеют орнамент в виде различных видов штампа, налепных валиков, несквозных углублений.

В искусстве К. п. м. (предметы быта и вооружения, конской сбруи, наскальные рисунки) отражены кочевой быт людей и их основные занятия. Художественный стиль получил назв. «звериный» – изображались домашние и дикие животные, хищники в динамике (бег, борьба). Наиболее крупные ритуальные сооружения в Заб. известны у оз. Ножий (см. Ножий-1, Ножий-2), Улин в Агинск. Бур. окр., Амоголон, Анхабай, у с. Лев. Кумаки Нерчинского р-на, а также напротив с. Чиндант в пади на прав. берегу р. Онон. На оз. Улин выявлена длинная оградка вытянуто-прямоугольной формы размером 7 х 11 м явно поминального характера, выстроенная из плитняка, врытого прямо в скальный грунт. В середине располагались 3 очага, сложенных из мелких камней со слабыми зольными заполнениями. Иного рода ритуальный комплекс на г. Ламинская в Нерчинском р-не (см. Ламинская Гора). Частично разграбленный в древности, он представлял собой огромную плиточную могилу длинной ок. 30 м, разделенную перегородками на 4 части. Сохранившаяся полностью камера помимо оградки перекрывалась несколькими рядами крупных плит, каждая весом до 0,5 т. Под ними находился погребальный жертвенник, в вост. части к-рого в большом кол-ве выявлены черепа коров, лошадей, овец. Ниже располагались 5 погребальных камер для людей, к-рые, по мнению исследователей, были принесены в жертву. В остальных камерах найдены наконечники стрел, астрагалы для игры в кости, сосуды и др. Поселенческие памятники представлены каменными артефактами, фрагментами керамических сосудов, металлическими изделиями, остатками литейного пр-ва и т.п. (Антипиха, Кункур, Усть-Иля и др.). В зап. р-нах Заб. кр., в ср. течении рр. Хилок и Чикой встречаются единичные захоронения К. п. м.: в окрестностях г. Петровск-Забайкальский, сс. Кандобаево, Усть-Обор. В Альбитуйском керексуре плиточные погребения входят в комплекс керексура, находясь внутри и рядом с кольцевой оградой.


Лит.: Диков Н. Н. Бронзовый век Заб. – Улан-Удэ, 1958; Гришин Ю. С. Бронзовый и ранний железный век Вост. Заб. – М., 1975; Окладников А. П., Кириллов И. И. Юго-Вост. Заб. в эпоху камня и ранней бронзы. – Новосибирск, 1980; Цыбиктаров А. Д. Культура плиточных могил Монголии и Заб. – Улан-Удэ, 1998; Кириллов О. И., Ставпецкая М. Н. Культовые и ритуальные сооружения заб. скотоводов 1 тыс. до н. э. // Молодая археология и этнология Сиб.: материалы 39-й РАЭСК. – Чита, 1999. – Т. 1.
Малая энциклопедия Забайкалья. Археология / гл. ред. Р. Ф. Гениатулин. – Новосибирск: Наука, 2011. — 368 с.

Кириллов И.И., Кириллов О.И.


Источник: http://encycl.chita.ru/encycl/concepts/?id=4892 © Энциклопедия Забайкалья

Недалеко от с. Дульдурга

Недалеко от с. Дульдурга

Недалеко от с. Дульдурга

Недалеко от с. Дульдурга

Северная Монголия

Северная Монголия

Плиточный могильник озера Бальзино, открытый в середине XIX века  Б. Т. (И) Дыбовским, который проживал, на тот момент, в селе Дарасун.

Плиточный могильник озера Бальзино, открытый в середине XIX века Б. Т. (И) Дыбовским, который проживал, на тот момент, в селе Дарасун.