История археологических исследований

История археологических исследований

История археологических исследований

                                        М.В. Константинов, А.В. Константинов

                                    Забайкальский государственный университет

 

 Археология Забайкальского края: исследователи, памятники, культуры.

 

История археологических исследований в Забайкальском крае до  последнего времени не имела достойного освещения. Историки науки уделяли больше внимание  западным районам Забайкалья, приходящимся на Бурятию, или рассматривали  этот вопрос  применительно к отдельным эпохам. Работа над томом «Археология» в серии «Малая энциклопедия Забайкалья» (Новосибирск, Наука, 2011, 368 с., тираж 2000 экз.)  заставила разработать вопросы истории археологических исследований на уровне  персоналий,  всех значимых памятников и сквозной хронологии – от палеолита до новейшего времени. При этом обращалось внимание на все территории внутри края, от южной границы с Китаем и Монголией и до северного Кодара, и независимо от того какие научные силы и в какое время эти исследования проводили.

Первым исследователем археологических памятников был ученый петровской эпохи, доктор медицины Д.Г. Мессершмидт, которому в рамках комплексных исследований  изучал исторические памятники и древности. Путешествуя в 1724-25 по юго-восточному Забайкалью, он обратил внимание на многочисленные степные маяки-погребения, древнюю крепостицу на р. Урулюнгуй  и многоверстный земляной вал в Приаргунье. Двумя годами ранее он уже приобрел опыт поисков и раскопок древних памятников в Хакассии, на Енисее и Томи. Десятилетие спустя примерно такой же маршрут по Сибири проложил академик Г.Ф. Миллер. В 1735 он организовал раскопки 15 плиточных погребений в верховьях Шилки у  Городищенской слободы.  В общении с нерчинским воеводой Г.Ф. Деревниным действовал «именем её императорского величества». Немедленно откликаясь на эти требования, воевода направил на раскопки крестьян с лопатами и кирками. Раскопками руководил студент университета Петербургской Академии наук  А.П. Горланов. Миллер обследовал земляной вал в Приаргунье  и 5 сопровождающих его городков, видя в них лагерные стоянки древних властителей этих стран. Он пытался узнать у местных тунгусов и монголов предания об истории этих укреплений и вала. В созданной им «Истории Сибири» Г.Ф. Миллер отнес забайкальские древности к эпохе Чингис-хана.  В академическом отряде Г.Ф. Миллера работал студент С.П. Крашенинников, будущий академик, составивший глубокие  наблюдения о хозяйстве как коренного, так и русского населения и тем самым положивший начало научной этнографии Забайкалья. В этом же отряде состоял академик, доктор медицины И.Г. Гмелин, написавший очерк истории горного дела, в котором он указал на наличие древних рудных разработок  на Ононе, Газимуре и в Нерчинском Заводе, называемых в народе чудскими копями. В таких местах  Гмелиным и многими в дальнейшем находились каменные молоты, следы выплавленного металла, груды отожженной породы и пр. (Хабаков, 1950: 25-27, 78-80). В обобщенном виде результаты разносторонних исследований И.Г. Гмелин изложил в 4-томном труде «Путешествие через Сибирь в 1733-1743 г.г.». Первые исследователи проводили изучение древностей ради изъяснения истории, что неоднократно подчеркивали. В связи с этим вряд ли был прав А.А. Формозов, который оценивал их как землеописателей (Формозов, 1986:33). В 1772  исследование древностей продолжил академик П.С. Паллас. Он отмечал многочисленные древние погребения по рекам Чикой, Онон, Шилка, Ага, Тура, называя их чудскими или даурскими. В тот же год  Забайкалье обследовал академик И.Г. Георги. Он встречал древние погребения на Шилке и Унде и указал на наличие следов древних рудников близ Нерчинского завода.

В 18 веке правительством был создан в Нерчинском Заводе центр промышленности. Помимо серебряно-свинцового производства с 1704 в нем с 1723 действовала горная школа, а с 1773 началось формирование Минерального кабинета, в котором были сосредоточены минералогические, палеонтологические коллекции, древние и старинные вещи. Они использовались в учебном процессе. Коллекции создавались усилиями горных инженеров Барбота де Марни, Я.И Рычкова, лекаря П. Томилова. Их изучил и пополнил путешественник, горный советник, академик Э.Г. Лаксман. В 1774-79 в Нерчинской горной школе преподавал и собирал коллекции для музея выпускник Московского университета А.М. Карамышев. В 1776 он защитил диссертацию «О необходимости естественной истории в России», а затем стал членом-корреспондентом двух Академий: отечественной и шведской (Константинова, 2010: 62-63, 116-117).  Эти данные опровергают вывод Г.С. Лебедева, считавшего, что освоение Сибири царским правительством происходило только в виде «ученых путешествий» и носило краткосрочный характер (Лебедев, 1992:59).

Вклад в изучение забайкальских древностей внесли декабристы. Находясь в Читинском остроге (1827-1830), декабристы собирали коллекции каменных орудий и старинных монет. Остатки этой коллекции выявлены в жилом строении на территории тюремного острога во время археологических раскопок в 2009-2011. Каменные орудия неолитического облика декабристы могли находить во время прокладки траншей прямо во дворе острога, или во время топографических съемок в окрестностях Читы, в т.ч. у с. Титовское. Их также весьма интересовали сибирские монеты, не имевшие хождения в европейской части России. Составленную ими коллекцию можно рассматривать как материальный аналог письма из Ялуторовска, спрятанного в запечатанной бутылке в доме, где жил декабрист М.И. Муравьев – Апостол; оно содержало сведения о жизни декабристов и заканчивалась словами: «Для пользы и удовольствия будущих археологов, которым желаю  самого лучшего в мире, кладу эту записку 18 августа 1849 г.» (Букштынович, Сокольский, 1977: 240). Заметим, что одной из популярных книг в Читинском остроге были некие «Археологические путешествия» на французском языке (Завалишин, 2003: 346). Все это противоречит суждению о том, что «сибирской этнографией и историей декабристы интересовались мало» (Формозов, 1990: 69).

В 19 веке продолжались исследования инженеров Нерчинского горного округа. В 1802 в музей Нерчинского завода усилиями И. Черницина доставлена стела с выбитой надписью, вошедшая в науку как Чингисов камень. Первоначально она располагалась в окрестностях Хирхиринского городка. В 1832 стела доставлена в Петербург и ныне представлена в экспозиции Эрмитажа. В 1818 Г.И. Спасский  впервые упомянул о развалинах Кондуйского дворца. А.Н Таскин привез оттуда в музей два гранитных изваяния, в дальнейшем перевезенных в Петербург. К изучению кондуйских и других древностей причастны поэт Ф.И. Бальдауф, врач П. Веслополов,  химик Е.Б. Пранг. Инженер А.И. Павлуцкий провел регистрацию древних погребений и некоторые из них раскопал, в т.ч. крупную плиточную могилу Кара-Баян и два кургана на горе Окошки, а сведения о них опубликовал в трудах ВСОИРГО. Руководитель комиссии по оценке сырьевых запасов А.Д. Озерский при обследовании Забайкалья в 1852-53 подтвердил наличие древних рудоразработок меди и олова и  следов промывки золотосодержащих песков (Озерский, 1867:35-44). Научные исследования  горных инженеров полностью выпали из поля зрения авторов обобщающих трудов по истории российской археологии.

В 1848, продолжая традицию ученых путешествий, забайкальские просторы освоил финский ученый М.А. Кастрен. Вместе со студентом Бергедати он изучал плиточные могилы в Агинской степи, полагая, что они принадлежали бурятам шаманского толку. Археологические исследования были сопряжены с этнографическим изучением бурятской культуры. Результаты исследований изданы при поддержке ИРГО в Москве.

Создание отдела ИРГО в Иркутске в 1851 расширило направление исследований. В 1866 молодые путешественники П.А. Кропоткин и И.С. Поляков проложили маршрут от Бодайбо до Читы, собрав палеонтологический и археологический материал в карьерах золотоносных приисков.  Эти открытия высоко оценил граф А.С. Уваров, полагавший, что они могли характеризовать палеолитическую эпоху (Уваров, 1881: 161-162). В этой экспедиции П.А. Кропоткин сделал первые наблюдения для обоснования теории материкового оледенения, ставшей базовой не только для четвертичной геологии, но и первобытной археологии. В обобщенном виде она представлена в книге «Исследование о ледниковом периоде» (СПБ, 1876) В ней нашли отражение  мысли автора о движении человечества от кремня к легкоплавким металлам, затем к бронзовым, железным и стальным орудиям (Кропоткин, 1876: 422).  К сожалению, эти важные для формирования палеолитоведения идеи и находки не нашли адекватного отражения в монографии Н.И. Платоновой «История археологической мысли в России (вторая половина 19-первая треть 20 века) (Петербург, Нестор-История 2010,  316 с.).

В исследованиях древностей  принимали участие польские ссыльные. В 1866 Б.И. Дыбовский, проживая в Дарасуне, обследовал Агинские степи, находя во многих местах поверхностные погребения бурят, а также  плиточные могилы у с. Бальзино. Выполненные художником Парвексом рисунки плиточных погребений, он отослал в Варшаву ориенталисту профессору О.М. Ковалевскому. Под влиянием Дыбовского в степной поиск включились его товарищи по ссылке А.И. Чекановский, В.А. Годлевский и др. (Эйльбарт, 2006: 26-30).

С 1880-х разведки древних памятников проводил ссыльнопоселенец А.К. Кузнецов. Сначала он жил в Нерчинске, затем в Чите, где принял активное участие в  создании Читинского отделения ИРГО (1994). А.К. Кузнецов открыл 25 стоянок с каменным инвентарем на Нерче, Шилке, Ононе, Ингоде, Аргуни и 20 лапидарных памятников, т.е. надписей, маяков, курганов. Отдельные погребения он раскопал. Так, им вскрыто погребение недалеко от Нерчинского завода близ Буреинского караула. В нем оказалось нефритовое кольцо. А.К. Кузнецов исследовал развалины Кондуйского городка. Зарабатывая на жизнь фотографированием, он постоянно использовал фотокамеру в археологическом деле. На ХI международном конгрессе по доисторической археологии и антропологии в Москве в 1892 представлен его археологический атлас. А.К. Кузнецов упомянут в книге «Императорская археологическая  комиссия (1859-1917)» как создатель Нерчинского и Читинского музеев и получатель открытого листа в 1900 на раскопки памятников вдоль строящейся Маньчжурской ветке Забжд (СПб, 2009: 632; прил: 68, 70). В 1906 как один из руководителей революционной Читинской республикой отправлен в Акатуйскую тюрьму, а затем на поселение в окрестности Якутска. В течение 3-х лет в музее его заменял кяхтинский краевед П.С. Михно, принявший участие в обследовании Агинской степи. В 1913 А.К. Кузнецов возвращен в Читу, где восстановил сгоревший двумя годами раньше музей, привел в порядок сохранившиеся коллекции.

В западных районах современной территории Забайкальского края исследования проводились кяхтинскими краеведами. Так, в конце ХIХ – начале ХХ в.в. П.С. Михно открыл стоянки у сел Ямаровка и Урлук, а Ю.Д. Талько-Грынцевиц нашел группу керексуров около Урлука. Эти памятники характеризовали археологию бассейна Селенги. В обобщенном виде селенгинские древности представлены Талько-Грынцевичем на ХII археологическом съезде в Харькове в 1902. На востоке Забайкалья, на Шилке были описаны городища горным инженером А.Н. Банщиковым и полковником П.П. Орловым (Алкин, 2011: 349).

 В 1921-23 А.К. Кузнецов, будучи директором Читинского музея, сотрудничал с Госинститутом народного образования Дальневосточной республики, действовавшем в Чите, где преподавали археолог В.Я. Толмачев, географ А.А. Половинкин, этнограф Е.И.Титов. В те годы  Читу неоднократно посещал иркутский профессор Б.Э. Петри, где издал две книжки о сибирских древностях. Из Читы Б.Э. Петри отправлялся на забайкальский север, где изучал жизнь тунгуссов.   Забайкальские научные новости Б.Э. Петри сообщал кружку народоведения при ИГУ, членами которого были М.М. Герасимов, А.П. Окладников, Г.Ф. Дебец и др. , что во многом предопределило их научные интересы. Вероятно, благодаря консультациям  Б.Э. Петри и  А.К. Кузнецова, Е.И. Титов, ставший народным учителем, вместе со школьниками в 1924 собрал по периметру Титовской сопки подъемный материал, состоящий их каменных изделий. В том  же году студент ИГУ Г.Ф. Дебец провел разведку от Верхнеудинска до Читы, а затем изучал коллекции в Читинском музее. Он выделил две неолитические сменяющие друг друга  культуры: селенгинскую ( в районе Кяхты) и даурскую (от Байкала до Амура). Годом раньше (1923) на Ононе  окрыл ряд стоянок, в т.ч. с изделиями палеолитического облика (Дурулгуй),  зав. отделом Русского музея С.И. Руденко. В 1927-32 сотрудники краеведческого музея А.И. Махалов и И.И. Михалкин  проводили разведки в долине Ингоды и в окрестностях Читы, открыв 20 стоянок каменного века и погребение железного века в Сухой пади. В 1929 И.И. Михалкин совместно с П.П. Хороших составил указатель литературы по археологии Забайкалья. Яркой фигурой в науке того времени  являлся востоковед Г.Ц. Цыбиков -  агинский бурят, выпускник Читинской мужской гимназии.

В 1930-х, в условиях тоталитарной власти, музейное дело и краеведение подверглись жестким нападкам, а его деятели – репрессиям. Так, в 1937-38 были оклеветаны и расстреляны Б.Э. Петри, Е.И. Титов, П.С. Михно, реабилитированные в 1950-х. Благодаря содействию ветерана органов госбезопасности А.В. Соловьева, выявлены и изучены их арестантские дела, содержащие важные биографические и историографические сведения.

Возобновление исследований относится к послевоенному 1950-му. С этого года в Читинском пединституте преподавал М.И Рижский, организовавший студенческий археологический клуб, действовавший под его руководством до 1962. Вместе со студентами он выезжал на раскопки в разные экспедиции. Написал учебное пособие и научно-популярную книжку «Из глубины веков» (Иркутск, 1965). Ему принадлежат  главы о бронзовом веке и забайкальских гуннах в «Истории Сибири» (Т. 1, Л., 1968). М.И. Рижскому активно содействовал А.П. Окладников как представитель академической науки, сначала ленинградской, затем сибирской. С того же 1950 и в течение трех десятилетий, он исследовал Восточное Забайкалье, начиная с окрестностей Читы. Так, на Титовской сопке им обнаружена мастерская эпохи палеолита, отмеченная десятками тысяч артефактов в виде продуктов первичного расщепления камня. Здесь же на двух скалах найдены писаницы. В дальнейшем им зафиксированы в разных местах более 10 памятников с писаницами; они опубликованны в одном из томов «Петроглифов Забайкалья»(1970). А.П.Окладниковым раскопаны неолитические поселения Чиндант, Арын-Жага  и Шилкинская пещера с богатым погребальным инвентарем того же времени. На Шилке им начато изучение средневековых городищ. В степных распадках Поононья А.П. Окладниковым изучены погребения выделенной им бурхотуйской культуры, отнесенной к 2-8 векам н.э. Характер оленных камней  отражен в  его книге «Олень золотые рога» (1964). В одной из публикаций он представил триподы как яркое проявление  культуры ранних номадов. Под Агинском вскрыл погребение гуннов, уже испытавших влияние сяньби. В  даурских экспедициях А.П. Окладникова продуктивно трудились его аспиранты и молодые сотрудники – Н.Н. Диков, В.Е Ларичев, С.Н. Астахов, Р.С. Васильевский, А.П. Деревянко и др. При поддержке А.П. Окладникова сформировалась читинская школа археологов.

Особая страница в историю исследований вписана экспедициями Института археологии АН СССР. В 1956-58 С.В. Киселев и Л.А. Евтюхова раскапывали памятники монгольского времени Кондуйский городок и Хирхиринское городище. Отдельный отряд этой экспедиции в течение 20 лет под руководством Ю.С. Гришина вел разведку памятников эпохи металла на Ононе и Аргуни.

С 1965 проводятся археологические практики для студентов-историков и  формируется археологический отряд ЧГПИ под руководством И.И. Кириллова. Организованы водные сплавы на байдарках по Ингоде, Онону, Хилку, Чикою. Раскопаны палеолитические стоянки Сухотино-1, Танга и стоянки с керамикой Громатуха, Доронинск-3. С 1971 в вузе действует две экспедиции.

 Верхнеамурская экспедиции под руководством И.И. Кириллова, Е.В. Ковычева, с участием В.Ф. Немерова, О.И. Кириллова, О. Ю. Черенщикова и др. проводила исследования в Восточном Забайкалье. Разработана периодизация палеолита, выделены локальные варианты неолита, открыты дворцовская культура эпохи бронзы, погребальные и культовые памятники культуры плиточных могил, погребальные памятники хунну, дуройская и зоргольская культуры эпохи сяньби, дарасунская культура уйгуров, ундугунская культура средневековых тунгусов, погребения бурхотуйской и раннемонгольской культур, погребения кыргызов и бурят, русские поселения 17-18 в.в. В ряду важнейших открытий – Сухотинский комплекс памятников с наиболее изученным поселением Сухотино-4, комплексы разновременных памятников Александровка, Арта, Дворцы, Дарасун, Зилово, Ишихан, Молодовск, Ножи и др.

Чикойская экспедиция проводила исследования в Западном Забайкалье с участием авторов статьи, Л.В. Екимовой (Семиной), О.В. Кузнецова, С.Г. Васильева, В.К. Колосова, И.И. Разгильдеевой, М.Н. Мещерина, П.В. Мороза, С.Б. Верещагина, Д. Д. Дашихалмаева и др. Открыты стратифицированные памятники мустье, выделены  толбагинская и куналейская культуры начальной поры верхнего палеолита,  открыта серия памятников средней поры, т.к. Читкан, Мельничное-1, Мастеров Ключ,  выделены студеновская культура поздней поры верхнего палеолита, мензинская культура мезолита, чикойская культура неолита, хэнтэйская культура бронзы, исследованы этноархеологические памятники 18-начала 20 в.в. Особое внимание уделялось изучению палеолитических жилищ. Обнаружена серия мезолитических и неолитических погребений (Жиндо, Токуй, Мельничное, Усть-Менза). В гроте на Шаман-Горе отрыто неолитическое панно с изображением лесных бизонов. Изучены  Кристинкина и Егоркины пещеры. Пешими маршрутами пройдено труднодоступное Хэнтэй-Даурское нагорье, открыты памятники Ламский городок, Шебетуй, Горанково. Особое внимание уделялось изучению Студеновского и Усть-Мензинского комплексов памятников. Изучен декабристский некрополь Петровского Завода и Читинский тюремный острог, где содержались декабристы. В исследованиях, начиная с 1996, принимали участие американские и японские ученые, в т.ч. Р. Аккерман, Т. Гебл, М. Ватерс, Й. Бувит, К. Терри, М. Изухо и др. (Бувит, Изухо, Константинов, 2012: 536-537).

Сотрудниками вузовских экспедиций опубликованы монографии, учебные пособия и научно-популярные книги, создан Музей археологии Забайкалья.

Крупные палеолитические коллекции Толбаги, Приисковой, Мельничной, а также золотые и серебряные вещи из погребений переданы в Забайкальский краевой краеведческий музей (ЗККМ), ряд коллекций -  в Нерчинский музей.

С 1880-х начали проводить исследования читинские отряды  Центра по сохранению историко-культурного наследия Забайкальского края и краеведческого музея. Отряды работали под руководством В.К. Колосова, С.Г. Васильева, А.М. Мамкина, С.А. Афанасьева, В.В.Нестеренко, В.Е. Белоусова и др.  Проведены разведки в зоне строительства автодорог Чита - Хабаровск, Агинское – Цасучей, раскопаны на большой площади стоянки неолита-бронзы, погребальные памятники эпохи металла. Исследовательские работы на Чикое  позволили изучить керексуры  у сел Урлук и Альбитуй.

В рамках русско-норвежского проекта О.В. Кузнецовым в Каларском районе проведены этноархеологические исследования, позволившие выявить остатки старинных эвенкийских жилищ  с каменными обкладками, сопоставимыми с палеолитическими.

На юге и востоке Забайкальского края работали отряды Института археологии и этнографии СО РАН. Так, И.В. Асеев (выпускник ЧГПИ) раскапывал средневековые могильники, А.И. Мазин выявил большую серию петроглифов и жертвенников, С.В. Алкин (выпускник читинской школы №4) проводил изучение мохэских городищ на Шилке.

Русскую тему в археологии Забайкалья вел А.Р. Артемьев, сотрудник Института археологии, истории и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. Он изучил Нерчинский и Иргенский остроги, при этом археологический материал сопоставил с архивными данными.

В бассейне Витима организовал разведки Иркутский госуниверситет. Под началом М.П. Аксенова открыта серия многослойных стоянок с культурными слоями  эпохи камня. Исследования продолжены В.М. Ветровым, представляющим Иркутский педуниверситет. Им выделены усть-каренгская и усть-юмурченская культуры эпохи неолита.

Бассейны Олекмы и Чары изучали  археологи Якутского университета А.Н. Алексеев и Н.Н Кочмар. Они открыли стоянки эпохи камня и петроглифы с особенными северными сюжетами.

На востоке Забайкальского края, в бассейне Амура, на речке Утени исследователями  Амурского госуниверситета А.П. Забияко и Р.А. Кобызовым найдены неолитические петроглифы с антропо- и зооморфными изображениями.  

В Приаргунье в  2000-х проводится изучение монгольских и киданьских городков совместными усилиями А.В. Харинского (Иркутский гос. техн. университет), Н.Н. Крадина (Дальневосточный гос. университет) и Е.В. Ковычева (Забайкальский гос. гум.-пед. университет).

В исследовании древностей Забайкальского края принимали участие  ученые разных специальностей: антропологи Н.Н. Мамонова, С.В. Васильев, Р.М. Галеев, геологи  С.М. Цейтлин, Д.Б. Базаров, А.Б. Иметхенов, И.Н. Резанов, А.Ф. Ямских, В.В. Карасев, географы В.Х. Шамсутдинов, А.К. Тулохонов, Л.Д. Базарова, Ю.В. Рыжов, Д.А. Кобылкин, минералоги С.П. Смеловский, Г.А. Юргенсон, палеонтологи Н.Д. Оводов, Н.П. Калмыков, Г.Л. Карасев, А.К. Каспаров, Ф.И. Хензыхеновна, палеопедологи В.М. Остроумов, Г.А. Воробьева, изотопщики Л.Д. Сулержицкий, Л.М. Фирсов, Л.А. Орлова, Х.А. Арсланов, палинологи В.В. Савинова, С.А. Решетова и др.

Важную роль в научной подготовке забайкальских археологов сыграли А.Д. Столяр, З.А. Абрамова, В.Е. Ларичев, А.П. Деревянко, В.Е Щелинский.

Результаты археологических и междисциплинарных  исследований в Забайкальском крае нашли частичное отражение в обобщающих трудах, т.к. 20-томная «Археология СССР» и «Палеолит мира», а также в ряде публикаций в США, Японии и Китае. В полной мере результаты забайкальских исследований в историю и теорию отечественной археологии  не включены.

Список литературы:

Алкин С.В. Шилкинская система городищ // Малая энциклопедия Забайкалья. Археология. – Новосибирск, Наука, 2011. – С.349.

Бувит Й, Изухо М., Константинов М.В. Российско-американо-японские археологические исследования// Малая энциклопедия Забайкалья.  Международные связи. -  Новосибирск: Наука, 2012. – 536-537 с.

Букштынович А.Г. Сокольский А.Т. Изучение и охрана памятников, связанных с жизнью и деятельностью декабристов// Декабристы и Сибирь. – Новосибирск: Наука, 1977. – С. 238-248.

Завалишин Д.И. Воспоминания. – М: Захаров, 2003. – 608 с.- (Серия «Биографии и мемуары»).

Константинова Т.А. История горнозаводского образования в Забайкалье (18 –начало 20 в.в.) . – Новосибирск: Наука, 2010. – 168 с.

Кропоткин П.А. Исследования о ледниковом периоде.//Записки ИРГО по общей географии. Т.7. Вып.1 –СПб: Типография Стасюлевича, 1876.-839 с.

Лебедев Г.С. История отечественной археологии. 1700-1917 г.г. – СПб: изд-во СПБУ, 1992. - 464 с.

Озерский А.Д. Очерк геологии, минералогических богатств и горного промысла Забайкалья. -  СПб, 1867. – 90 с.

Хабаков  А.В. Очерки по истории геолого-разведочных знаний в России (Материалы для истории геологии). Ч. 1. – М: Изд-во Московского общества испытателей природы, 1950. – 212 с.

Уваров А.С. Археология России. Каменный период. – М: Синодальная типография, 1881. –Т.1. -440 с.

Формозов А.А. Страницы истории русской археологии. М: Наука, 1986. – 240 с.

Формозов А.А. Русское общество и охрана памятников культуры. – М: Советская Россия, 1990. – 112 с.

Эйльбарт Н.В. Портреты исследователей Забайкалья. Вторая половина 19 – начало 20 века. -  М: Наука, 2006 – 224 с.