К юбилею Абрама Давидовича Столяра !

5 последних новостей

К юбилею Абрама Давидовича Столяра !

К юбилею Абрама Давидовича Столяра !

31 мая 2016

Профессор Абрам Давидович Столяр

Мне интересно было общаться с Абрам Давидовичем в пространстве его родного исторического факультета. В моём вузе, в Чите, профессоров в ту пору практически не было. Оказавшись на кафедре археологии на стажировке, я ходил к нему на все лекции по археологии. В ярусной аудитории располагался на верхнем ряду, откуда вся студенческая компания была прекрасно видна, а лектора хорошо слышно. Студенты относились к профессору с уважением и признательностью за интересные лекции. Для контраста вспомню, как однажды, в те минуты, когда мы вместе с кафедры подходили к аудитории, Абрам Давидович предупредил меня, что студентов на это раз будет немного. Причина такая: он идёт на замену заболевшему преподавателю истории партии. Разница в наполненности аудитории была очевидной. Студенты с удивлением встретили дорогого профессора, тут же отодвинули яблоки и булки, и стали слушать.
Понятно, что Абрам Давидович обходился без конспектов, что позволяло ему творить за кафедрой в свободном режиме. Сам процесс изложения представлял для него несомненное удовольствие. Характеризуя эпохи и культуры, он непременно рассказывал о ком-либо из археологов, например, о Равдоникасе или Артамонове, полагая, что на пороге большой науки молодёжь должна знать великих деятелей отечественной археологии. Никакой критики в адрес других исследователей он не допускал и непременно подчёркивал не только научные, но и человеческие достоинства учёных.
Особое внимание Абрам Давидович уделял духовной сфере, опираясь на пещерную живопись и петроглифы, а также погребальные культы. В его изложении, к примеру, Мариупольский могильник, был наилучшим объектом для понимания того как мир живых соотносится с миром мёртвых. А скандинавские петроглифы благодаря его анализу превращались в симфонии, где небо и земля, сакральное и профанное сходились в удивительных созвучиях. Он учил студентов мыслить, учил уважать заслуги предков по жизни и предшественников в науке. Всё это вытекало из его лекций естественно, без прямых наставлений и назидательности.
Однажды на заседании кафедры археологии, где мне как стажёру довелось присутствовать, за знаменитым круглым зелёным столом неожиданно зашла речь о том, насколько полезен студентам такой общий археологический курс. Его обозначил Глеб Сергеевич Лебедев. Ему показалось, что достаточно специальных курсов - по камню, раннему металлу, античности и славянскому средневековью. Абрам Давидович как заведующий кафедрой внешне спокойно выслушал коллегу, а затем в академическом стиле убедительно изложил свои взгляды на то, как надо вводить студентов в мир археологических знаний.
За тем же круглым столом на кафедре мне довелось вести свой спецкурс «Каменный век Сибири». Занятия посещали пятеро наших студентов и пятеро афроамериканцев. У меня был с собой рюкзак с коллекциями с забайкальских памятников. Абрам Давидович, располагаясь по соседству за своим столом, молчаливо, но одобрительно посматривал в нашу сторону, а иногда подходил и брал в руки какой-нибудь выразительный камень. Он очень ценил натуральность, подлинность, фактурность в археологии, умение понимать артефакт, извлекать из него информацию. Он говорил, что материал надо чувствовать и осознавать, и полагал, что такой спецкурс – с реальными сибирскими коллекциями – расширит кругозор студентам его кафедры.
То было в 1988 году, а в 1990 году я вновь по приглашению Абрама Давидовича оказался на его замечательной кафедре, с тем уже, чтобы в течение всего календарного года работать над докторской диссертацией. Несмотря на доброе отношение и покровительство, он потребовал от меня план-проспект диссертации и три докторских отзыва на него, и ещё заключение от Полевого комитета о том, что я исправно отчитываюсь за летние работы на своих забайкальских памятниках. Об этих памятниках Абрам Давидович имел к этому времени непосредственное представление, поскольку в 1989 году побывал в нашей экспедиции и оценил масштабность раскопок и значимость многослойных поселений. В Ленинграде он помог мне поселиться в отдельной комнате общежития. Она оказалась достаточно просторной для того, чтобы в ней разместилось ещё 3-4 студента из Читинского пединститута, прибывших на стажировку на кафедру археологии ЛГУ. Всю молодежную кампанию Абрам Давидович хорошо знал и опекал. По весне он приглашал нас на свою дачу в Токсово, а оттуда организовывал экскурсии на Воксу, туда, где происходили бои с финнами. Где-то здесь, на Северо-Западном фронте, воевал в Отечественную и сам Абрам Давидович. Он гордился этим, но особо не рассказывал. Пожалуй, только вспомнил, что им, закончившим второй курс истфака, перед отправкой на фронт предложили получить дипломы об окончании ЛГУ. Но все призванные на военную службу отказались, с чёткой позицией и ясной мыслью – вернёмся и доучимся! В этой славной компании был и его однокурсник Булат Окуджава.
Экскурсия на Воксу заканчивалась заездом в лесную чащу, к вольерам без видимых границ, населённых могучими зубрами. Поскольку они были за крепкой высокой решёткой, то мы могли безопасно для себя тревожить их сосновыми шишками. Зубры ощетинивались, наклоняли головы. Абрам Давидович сравнивал их с красочными бизонами Альтамиры.
Понимая, что провинциальных читинцев надо приобщать к культуре северной столицы, Абрам Давидович лично водил нас в Эрмитаж. Он договаривался о том, чтобы нам показали скифское золото. Попутно мы узнавали историю о попытке кражи вазы, происходящей из Чертомлыка, и о том, как она при этом была разбита, а затем многими трудами реставраторов восстановлена.
Тогда же мне доводилось бывать у него дома, в сталинке у Кировского завода, в квартире с высокими потолками и книжными полками до верха. В его кабинете, под рабочим столом пылился старый портфель, набитый газетами 30-х годов. «Это портфель Владислава Иосифовича Равдоникаса, - разъяснял Абрам Давидович, – в нём газеты с материалами о политических репрессиях». Наследник портфеля извлекал какую-нибудь газету и показывал печатные строки, подчёркнутые его учителем. Под началом Равдоникаса кружковец Эрмитажа Абаня Столяр, после окончания 9 класса, трудился в своей первой экспедиции. Экспедиция раскапывала Оленеостровской могильник на Онежском острове. Это было в 1937 году. Абрам Давидович вспоминал, как долго и старательно он выполнял самостоятельное задание по зарисовке могильного пятна. В порядке поощрения руководитель экспедиции пригласил юного археолога в свою палатку, где преподнёс полкружки водки. После того как кружка была героически опустошена, Абаня услышал, что непременно станет настоящим археологом. Тогда же Равдоникас объявил, что надо ввести День археолога и незамедлительно его отпраздновать. Это начинание живёт до сих пор и ждёт, что его всё-таки узаконит государство (как это сделано в отношении Дня геолога и Дня этнографа). А сам День – 15 августа - уже почти 90 лет известен всем археологам от Питера до Магадана!
Абрам Давидович был настойчив, но терпелив. Он согласился со мной, что мне лучше защищаться по монографии. Согласился также стать редактором. Тщательно вычитал текст, сделал замечания. Точно также в Москве рукопись вычитывал геолог Семён Маркович Цейтлин! Оба почтенных доктора рекомендовали монографию «Каменный век восточного региона Байкальской Азии» к печати, а затем к защите. Защита состоялась в 1995 году в ИИМКе.
С такой же заботой Абрам Давидович опекал в науке моего родного брата – Александра Васильевича Константинова. Сначала Александр прошёл соискательство на кафедре археологии ЛГУ и защитил кандидатскую, а затем и докторскую в ИИМКе по теме «Древние жилища Забайкалья: палеолит, мезолит». Кандидатскую диссертацию в ЛГУ защитила его аспирантка Лариса Викторовна Сёмина (Екимова) по теме «Неолит и палеометалл юго-западного Забайкалья». Под его же руководством прошёл аспирантуру Виктор Кириллович Колосов, ныне возглавляющий Министерство культуры Забайкальского края.
В «Энциклопедии Забайкалья: Читинская область» (том 3) и «Малой энциклопедии Забайкалья: Археология» представлены биографические статьи, посвященные А. Д. Столяру (Новосибирск: Наука, 2006, 2011).
В вузовском Музее археологии оформлен стенд, посвященный памяти А.Д. Столяра. В книжных шкафах лаборатории палеоэкологии хранятся подаренные им многочисленные книги.
В Чикойской археологической экспедиции Забайкальского госуниверситета, благодаря энциклопедии, музею, книгам и рассказам старших, студенты всех поколений знают и ценят замечательного петербургского профессора, мудрого и достойного человека – Абрама Давидовича Столяра.


Конференция посвященная Абраму Давидовичу Столяру

Конференция посвященная Абраму Давидовичу Столяру

Конференция посвященная Абраму Давидовичу Столяру

Конференция посвященная Абраму Давидовичу Столяру

Конференция посвященная Абраму Давидовичу Столяру

Конференция посвященная Абраму Давидовичу Столяру

Конференция посвященная Абраму Давидовичу Столяру

Конференция посвященная Абраму Давидовичу Столяру

Вечер памяти Абрама Давидовича Столяра

Вечер памяти Абрама Давидовича Столяра

Вечер памяти Абрама Давидовича Столяра

Вечер памяти Абрама Давидовича Столяра